Решение суда о взыскании морального вреда с управляющей компании

Как взыскать с управляющей компании моральный вред, если решение о взыскании долга отменили?

УК подала на меня иск о взыскании задолженности. Суд требования удовлетворил, в том числе услуги юриста 7 000,00 руб. Потом показала исковое заявление специалисту, который выявил достаточное количество «ляпов» Написали в УК претензию с предложением отозвать иск, до вступления решения в законную силу, так как не хотелось платить 7 000,00 руб. в свою очередь задолженность погасила! УК меня «послали». Апеляционную жалобу на решение мирового судьи районный суд удовлетворил частично — решение отменено, исковое заявление оставил без рассмотрения. При таких обстоятельствах могу взыскать с УК моральный вред, затраты на представителя при рассмотрении жалобы и штраф за неудовлетворение претензии!

При таких обстоятельствах могу взыскать с УК моральный вред, затраты на представителя при рассмотрении жалобы и штраф за неудовлетворение претензии!
Нина

Вы можете обратиться с заявление о взыскании с истца судебных расходов, расходов на представителя.

Статья 100. ГПК РФ Возмещение расходов на оплату услуг представителя

1. Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.
2. В случае, если в установленном порядке услуги адвоката были оказаны бесплатно стороне, в пользу которой состоялось решение суда, указанные в части первой настоящей статьи расходы на оплату услуг адвоката взыскиваются с другой стороны в пользу соответствующего адвокатского образования

Иск о взыскании морального вреда, придётся подавать отдельно, при этом доказывая, как размер нанесённого морального вреда, так и его обоснованность.

Если У Вас претензии к качеству услуг УК. Вы подавали встречный иск?

Если нет, то опять же иск придётся подавать отдельно, иск о защите прав потребителей коммунальных услуг.

В рамках такого дела, при удовлетворении требований потребителя, взыскивается моральный вред (если требование о моральном вреде заявлено).

Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 03.07.2016) «О защите прав потребителей»
Статья 15. Компенсация морального вреда
Моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.
(в ред. Федеральных законов от 17.12.1999 N 212-ФЗ, от 21.12.2004 N 171-ФЗ)
Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Источник

Верховный суд разъяснил, в каких спорах за моральный вред платят

Очень интересное решение вынес Верховный суд РФ по иску с требованием заплатить за нравственные страдания. Подобных исков в наших судах немало, и толкование норм закона по таким спорам может оказаться для многих граждан весьма полезным.

Вопрос о взыскании морального вреда всегда вызывает в обществе острую реакцию. Дело в том, что некой единой суммы за нервотрепку, страх, честное имя гражданина не существует. «Прайс-лист» за подобные вещи разный в разных судах. Где-то судьи моральный ущерб, нанесенный человеку, считают на тысячи рублей, а где-то и на миллионы. А еще есть ситуации, когда гражданам в удовлетворении таких требований вообще отказывают.

Так в каких случаях можно идти в суд с иском заплатить за обиду и какие законы при этом надо знать?

Все началось с иска некой гражданки, которая пришла в суд с требованием к соседу компенсировать ей моральный вред. При рассмотрении дела выяснилось следующее: гражданка и ее сосед — собственники одного дома. И каждому принадлежит по половине. Сосед истицы сделал на своей половине ремонт. В общем, реконструкция одной половины дома привела к тому, что вторая половина оказалась в аварийном состоянии.

В cуде женщина показала вступившее в законную силу судебное решение по этому поводу. В этом решении сказано, что реконструкция половины дома признана незаконной и сосед должен возместить гражданке ущерб и устранить недостатки.

Теперь гражданка второй раз пришла в суд с рассказом, что из-за незаконных действий соседа появилась реальная угроза ее жизни и здоровью, все время ремонта она испытывала страх, волнение и «чувство безызвестности относительно своего будущего». Нанесенный ей моральный вред гражданка оценила в 52 тысячи рублей. Суд с ней согласился частично. Он оценил волнение и страх в меньшую сумму и присудил 15 тысяч рублей. Апелляция с таким расчетом согласилась. Но сосед был против и дошел до Верховного суда.

Судебная коллегия по гражданским делам оба решения отменила. Она не стала возвращать дело в райсуд, а сама приняла новое решение, что бывает крайне редко. Верховный суд истице в просьбе взыскать моральный ущерб отказал. И вот как аргументировал этот отказ.

В Гражданском кодексе есть 151-я статья, в которой сказано, что если гражданину причинен моральный вред действиями, которые нарушают его неимущественные права либо посягают на принадлежащие этому человеку нематериальные блага, то суд вправе обязать заплатить за вред . Под моральным вредом закон понимает физические или нравственные страдания. Был специальный пленум Верховного суда, посвященный проблемам компенсации морального вреда. Там четко сказано — под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями или бездействием и посягающие на принадлежащие гражданину нематериальные блага. Под этими благами понимаются жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна.

К моральному вреду так же относятся действия, нарушающие личные, неимущественные права гражданина. Это право на пользование своим именем, право авторства и прочие права по закону об охране прав интеллектуальной деятельности.

По разъяснениям Верховного суда, моральный вред может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родных, невозможностью продолжать общественную жизнь, потерей работы, раскрытие личных, врачебных или семейных тайн. К моральному ущербу так же относится распространение информации, которая не соответствует действительности, фактов, порочащих честь и деловую репутацию гражданина, временное ограничение каких-то его прав. Туда же законом отнесена физическая боль, связанная с причиненным увечьем или заболеванием, которое развилось из-за моральных страданий.

В общем, из Гражданского кодекса и постановления пленума Верховного суда можно сделать вывод, что моральный вред подлежит компенсации, если он причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина, или посягает на принадлежащие ему личные нематериальные блага. В нашем случае основанием для компенсации морального вреда названы истицей действия соседа по незаконной перепланировке половины дома. Из-за этого часть дома истицы приведена в непригодное для жизни состояние. В переводе на юридический язык, основания иска — повреждение общего имущества. А у нас по гражданскому и жилищному законодательству компенсация морального вреда, причиненная нарушением имущественных прав на жилье, — не предусмотрена.

Читайте также:  Вознаграждение ук по ду что это
Источник

Решение Тверского районного суда г. Москвы компенсация морального вреда по реабилитации

Истец обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ, ссылаясь на то, что приговором мирового судьи судебного участка № 65 Истринского судебного района Московской области от 22.05.2012 она была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.115 УК РФ и ей назначено наказание в виде штрафа в размере сумма Апелляционным постановлением Истринского городского суда Московской области от 12.05.2020 приговор мирового судьи судебного участка № 65 Истринского судебного района Московской области от 22.05.2012 в отношении С. был оставлен без изменения. Определением судебной коллегии по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции кассационная жалоба истца была удовлетворена, приговор мирового судьи судебного участка № 65 Истринского судебной адрес от 22.05.2012 и апелляционное постановление Истринского городского суда Московской области от 12.05.2020 отменены, уголовное дело в отношении истца прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления. За С. признано право на реабилитацию на основании ст. 133 УПК РФ.

В связи с изложенным истец просит взыскать денежную компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей.

Истец и ее представитель адвокат Бондарчук В.Ю. в судебное заседание явились, настаивали на удовлетворении заявленных требований в указанном размере, ссылаясь на то, что в результате незаконного уголовного преследования, незаконного осуждения С. испытала глубочайшие нравственные и моральные страдания, что отразилось на ее психическом и физическом состоянии.

Представитель ответчика Министерства финансов РФ. в судебное заседание не явился, извещен о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, ранее направил в судебное заседание возражения, в которых просил в удовлетворения заявленных требований в заявленном истцом размере отказать.

С учетом положений ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено при данной явке.

Выслушав истца и ее представителя, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

Судом установлено и следует из материалов дела, что приговором мирового судьи судебного участка № 65 Истринского судебного района Московской области от 22.05.2012 она была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ и ей назначено наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей.

Апелляционным постановлением Истринского городского суда Московской области от 12.05.2020 приговор мирового судьи судебного участка № 65 Истринского судебного района Московской области от 22.05.2012 в отношении С. был оставлен без изменения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции кассационная жалоба истца была удовлетворена, приговор мирового судьи судебного участка № 65 Истринского судебного района Московской области от 22.05.2012 и апелляционное постановление Истринского городского суда Московской области от 12.05.2020 отменены, уголовное дело в отношении истца прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления.

За С. признано право на реабилитацию на основании ст.133 УПК РФ.

Указанные фактические обстоятельства подтверждаются материалами дела и не оспорены сторонами.

В соответствии со ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установ­ленном законом.

В отношении лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголов­ному преследованию, такой порядок определен Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (статьями 133 — 139, 397 и 399).

Исходя из содержания данных статей, право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований (вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозре­ваемого или обвиняемого — прекращение уголовного преследования по реабилитирующим основаниям).

Согласно части 4 статьи 133 УПК РФ правила указанной статьи не распространяются на лиц, в отношении которых меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду издания акта об амнистии, истечения сроков давности, недостижения возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или в отношении несовершеннолетнего, который хотя и достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом, или принятия закона, устраняющего преступность или наказуемость деяния, поскольку прекращение уголовного дела (освобождение от наказания) в указанных случаях само по себе не является свидетельством незаконности или необоснованности уголовного преследования.

В соответствии с частью 1 статьи 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоин­ство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репу­тация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие немате­риальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом.

Согласно статье 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить па нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В силу абзаца третьего статьи 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Согласно Постановления Пленума Верховного Суда от 20.12.94 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» суду необходимо выяснить, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме или иной материальной форме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора. В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя.

Читайте также:  Управляющая компания не отвечает на запрос

Принимая во внимание период привлечения истца в качестве обвиняемого, суд полагает, что сам по себе факт причинения гражданину в результате этого страданий изначально предполагается, в связи с чем в силу ч. 1 ст. 61 ГПК РФ не подлежит доказыванию.

При определении размера компенсации морального вреда суд учитывает обстоятельства привлечения С. к уголовной ответственности, продолжительность уголовного преследования с момента возбуждения уголовного дела и до вынесения оправдательного приговора, категорию преступления, в совершении которого она обвинялась, объяснения истца, изложенные в письменной форме в исковом заявлении, являющиеся в силу ст. 55 ГПК РФ самостоятельным средством доказывания по делу, относительно степени и объема перенесенных им физических и нравственных страданий и их последствиях, иные собранные по делу доказательства в их совокупности, в связи с чем суд считает, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсацию морального вреда в размере 30 000 рублей.

Данная денежная сумма подлежит взысканию в пользу истца за счет Казны Российской Федерации, поскольку уголовное и уголовно-процессуальное законодательство находятся в исключительном ведении Российской Федерации (ст. 71 Конституции РФ), а следственные, прокурорские и судебные органы, участвующие в уголовном судопроизводстве, действуют от имени Российской Федерации в целом, в связи с чем финансовое обеспечение выплаты компенсации морального вреда в настоящем случае является расходным обязательством Российской Федерации.

При этом суд считает, что размер определенной судом компенсации морального вреда соответствует требованиям ст.ст. 151 и 1101 ГК РФ о разумности и справедливости, в связи с чем суд отказывает истцу в удовлетворении исковых требований о взыскании компенсации морального вреда в большем размере.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ

Исковые требования С. к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда — удовлетворить частично.

Взыскать с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации в пользу С. денежную компенсацию морального вреда в размере 30 000 рублей.

В удовлетворении исковых требований в большем объеме отказать.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья Коротова Е.Г.

Мотивированное решение изготовлено 22 октября 2021 года

Источник

ВС напомнил, как определять размер компенсации морального вреда при отсутствии вины причинителя вреда

По мнению одного адвоката, Верховый Суд исходил из того, что размер компенсации, с учетом отсутствия вины водителя и грубой неосторожности самого пешехода, является чрезмерным. Другая в целом согласилась с правовой позицией ВС, отметив, что право помимо справедливости должно восстанавливать нарушенный материальный баланс и в любом случае прежде всего работать на предупреждение любых противоправных действий, в том числе причинения морального вреда.

Верховный Суд опубликовал Определение № 5-КГ21-94-К2 от 11 октября, в котором рассмотрел вопрос о компенсации морального вреда близким родственникам погибшего пешехода, который переходил дорогу в неположенном месте и находился в состоянии опьянения.

20 марта 2018 г. Ибрагим Халилов, находясь за рулем автомобиля, совершил наезд на пешехода Дмитрия Забродина, который впоследствии через несколько дней скончался от полученных травм в больнице.

Постановлением следователя от 15 декабря 2018 г. уголовное дело в отношении Ибрагима Халилова было прекращено в связи с отсутствием события преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ. В ходе следствия было установлено, что Дмитрий Забродин находился в состоянии алкогольного опьянения и в темное время суток в условиях недостаточной видимости вне населенного пункта, без предметов со светоотражающими элементами стал переходить проезжую часть вне пешеходного перехода. Также было выяснено, что пешеход не убедился в безопасности перехода проезжей части и не обратил внимания на приближающийся автомобиль, вследствие чего на него был совершен наезд транспортного средства под управлением Ибрагима Халилова.

В июне 2019 г. члены семьи Дмитрия Забродина – его родители, супруга и сын обратились в суд с иском к Ибрагиму Халилову о компенсации морального вреда в размере 500 тыс. руб. каждому из истцов, а также о взыскании расходов на погребение в общей сумме 104 тыс. руб. Обосновывая свои требования, истцы указали, что смерть их родственника причинила им физические и нравственные страдания.

В письменных возражениях на иск Ибрагим Халилов, ссылаясь на п. 3 ст. 1083 ГК РФ, просил суд уменьшить размер компенсации морального вреда, поскольку он находится в тяжелом имущественном положении. Он также указывал на то, что Дмитрий Забродин с 2005 г. проживал с истцами раздельно, виделся с ними крайне редко, доказательств тесных семейных взаимоотношений и поддержки родственниками друг друга не представлено.

Решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 8 октября 2019 г. исковые требования были удовлетворены частично. Суд пришел к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения исковых требований истцов, при этом взыскал в пользу родителей и сына компенсацию морального вреда больше, чем в пользу супруги, указав на то, что она длительное время не интересовалась отсутствием супруга после произошедшего ДТП. Суд взыскал с Ибрагима Халилова в пользу родственников умершего компенсацию морального вреда в общей сумме 950 тыс. руб., расходы на погребение в размере 100 тыс. руб., а также расходы на оплату услуг представителя – 20 тыс. руб. В удовлетворении остальной части исковых требований было отказано.

Апелляционным определением Московского городского суда от 6 августа 2020 г. решение оставлено без изменения. Апелляция согласилась с выводами первой инстанции и отклонила доводы апелляционной жалобы Ибрагима Халилова о снижении взысканной с него суммы компенсации с учетом его имущественного положения и действий пешехода, послуживших причиной ДТП, отметив, что оснований для изменения данной суммы не усматривается. Второй кассационный суд общей юрисдикции в определении от 8 декабря 2020 г. согласился с доводами нижестоящих инстанций, не установив нарушения либо неправильного применения ими норм материального права или норм процессуального права.

Впоследствии Ибрагим Халилов подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, в которой просил отменить состоявшиеся по делу судебные постановления судов как незаконные. Изучив материалы дела, Суд напомнил, что если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Ссылаясь на ст. 151 ГК РФ, ВС указал, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС отметила, что суду при определении размера компенсации морального вреда членам семьи потерпевшего в случае его смерти необходимо в совокупности оценить конкретные действия причинителя вреда, соотнести их с тяжестью причиненных именно этим лицам физических или нравственных страданий. Обращаясь к п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г. № 1, Суд указал, что важно учесть заслуживающие внимания фактические обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости, соразмерности компенсации последствиям нарушения прав как основополагающие принципы, предполагающие установление судом баланса интересов сторон.

Читайте также:  Обслуживание жилых домов управляющими компаниями

Суд указал, что при взыскании компенсации морального вреда суд не может ограничиться лишь ссылкой на общие принципы определения его размера, закрепленные в ГК, не применив их к спорным отношениям

Суд обратил внимание, что если при причинении вреда жизни или здоровью гражданина имела место грубая неосторожность потерпевшего и отсутствовала вина причинителя вреда, в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, то размер возмещения должен быть уменьшен (п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ). ВС также обратил внимание, что вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов, при возмещении вреда в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение. «Вопрос о том, является ли допущенная потерпевшим неосторожность грубой, в каждом случае должен решаться судом с учетом фактических обстоятельств дела. Размер возмещения вреда также может быть уменьшен судом с учетом имущественного положения причинителя вреда (гражданина). При этом соответствующие мотивы о размере компенсации морального вреда должны быть приведены в судебном постановлении во избежание произвольного завышения или занижения судом суммы компенсации», – отмечено в определении.

Верховный Суд указал, что суды первой и апелляционной инстанций, устанавливая размер компенсации морального вреда, не приняли во внимание нормативные положения п. 2 и 3 ст. 1083 ГК и разъяснения постановления Пленума ВС РФ об учете при определении размера компенсации морального вреда грубой неосторожности потерпевшего при отсутствии вины владельца источника повышенной опасности (причинителя вреда) и его имущественного положения.

Суд подчеркнул, что нижестоящие инстанции, указывая о прекращении уголовного дела в отношении Ибрагима Халилова, не дали правовую оценку важным обстоятельствам. Так, ВС отметил: суды не учли, что потерпевший в момент ДТП находился в состоянии алкогольного опьянения, что он переходил проезжую часть в неположенном месте в темное время суток, не обращая внимания на приближающийся автомобиль, вследствие чего на него был совершен наезд. Тем самым суды нарушили право Ибрагима Халилова на справедливую, компетентную, полную и эффективную судебную защиту, добавил Суд.

Кроме того, ВС обратил внимание, что судами первой и апелляционной инстанций в нарушение ч. 2 ст. 56 и ч. 1 ст. 196 ГК не устанавливались и на обсуждение сторон не выносились обстоятельства, касающиеся имущественного положения Ибрагима Халилова, которые просил принять во внимание его представитель: отсутствие у него дохода, проживание в сельском доме, наличие в собственности только старого автомобиля, ввиду чего взыскание с него денежных средств в значительной для него с учетом его имущественного положения сумме негативно отразится на уровне его жизни.

Судебная коллегия ВС указала, что суждение суда апелляционной инстанции о том, что доводы апелляционной жалобы Ибрагима Халилова об отсутствии достаточного дохода не могут повлечь снижение взысканных сумм компенсации, а могут быть указаны в заявлении о рассрочке или об отсрочке исполнения решения суда, свидетельствует об уклонении суда от рассмотрения названных доводов вопреки требованиям процессуального закона.

Кроме того, ВС установил, что суды первой и апелляционной инстанций, процитировав в судебных постановлениях нормы материального права о принципах и критериях определения размера компенсации морального вреда, не привели мотивы со ссылкой на какие-либо доказательства относительно того, какие конкретно обстоятельства дела повлияли на размер определенных к взысканию с Ибрагима Халилова в пользу истцов сумм компенсации морального вреда, что не отвечает предписаниям ст. 195 ГК о законности и обоснованности решения суда.

Таким образом, Верховный Суд посчитал выводы судов первой и апелляционной инстанций о наличии правовых оснований для взыскания с Ибрагима Халилова компенсации морального вреда в общей сумме 950 тыс. руб. в пользу членов семьи неправомерными, поскольку они сделаны с нарушением норм права, регулирующих спорные отношения. Кассационный суд, проверяя законность судебных постановлений, допущенные ими нарушения не выявил и не устранил, указал ВС. С учетом изложенного Судебная коллегия ВС отменила решения трех судебных инстанций, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе суда.

Суд заметил, что первая инстанция удовлетворила иск, сославшись на доказательства, которых нет в материалах дела

Адвокат АБ «Андрей Городисский и партнеры» Дмитрий Якушев отметил, что ВС обратил внимание на то, что пешеход сам проявил грубую неосторожность и фактически вина водителя в случившемся отсутствует, что согласуется с прекращением в отношении него уголовного дела. По его мнению, Верховый Суд исходил из того, что размер компенсации, с учетом отсутствия вины водителя и грубой неосторожности самого пешехода, является чрезмерным, и в связи с этим в качестве основания для его снижения указал на необходимость принятия во внимание материального положения водителя. «Иными словами, на мой взгляд, Верховый Суд РФ в этой ситуации пожалел водителя и фактически дал нижестоящим судам указание снизить размер компенсации и обосновать это тяжелым материальным положением водителя», – прокомментировал адвокат.

Адвокат АП Ханты-Мансийского автономного округа Елена Чуднова указала, что в целом она согласна с правовой позицией ВС. По ее мнению, право помимо справедливости должно восстанавливать нарушенный материальный баланс и в любом случае прежде всего работать на предупреждение любых противоправных действий, в том числе причинения морального вреда. «В данном конкретном случае право работало также на предупреждение причинения вреда потерпевшему путем запрещения перехода через проезжую часть в неположенном месте, без светоотражающих знаков, которое, к сожалению, он проигнорировал», – отметила адвокат.

Елена Чуднова подчеркнула, что главная задача правоприменителя состоит в том, чтобы исходить из степени вины причинителя вреда и оценки поведения потерпевшего, на что и указал ВС РФ. Если вины ответчика нет, то вполне справедливо учитывать как его материальное положение, так и индивидуальные особенности – это подпадает под критерий «иных заслуживающих внимание обстоятельств», считает адвокат. «Здесь право хотя и работает на предупреждение в будущем владельца источника повышенной опасности, но оно не может по умолчанию ставить лицо, обязанность возмещения вреда которого установлена законом независимо от наличия его вины, в бедственное материальное положение», – добавила Елена Чуднова.

По мнению адвоката, несмотря на то, что Верховный Суд указал на необходимость в данном случае учитывать интересы ответчика для снижения размера компенсации морального вреда, на главный вопрос «как определить пределы разумности и справедливости», сегодня ответа нет. В связи с чем Елена Чуднова полагает, что в таких случаях необходимо руководствоваться общими принципами бремени доказывания.

Источник
Рейтинг
Загрузка ...